Неудобные вопросы к НКО. Кризисные семьи.

  Автор:
  Комментарии к записи Неудобные вопросы к НКО. Кризисные семьи. отключены
  109

Елена Петрова – фандрайзер благотворительного фонда «Теплый дом».

«Теплый дом» существует в Петербурге уже 13 лет. Фонд помогает семьям:

— где родители являются выпускниками детских домов;

— где родители имеют опыт зависимостей;

— где дети воспитываются опекунами (бабушкой/дедушкой, родственниками или приѐмными родителями);

— проживающим в Петербурге без регистрации или со временной регистрацией;

— многодетным.

В низкоресурсных семьях отношения с детьми страдают в первую очередь, а риски изъятия детей из семьи возрастают. Недополучая внимания и поддержки, дети оказываются в ситуации депривации, что может негативно сказаться на их развитии, провоцируя отставание от сверстников, трудности с учёбой, тревожность. В основе «кризисной» семьи стоит проблема не одного поколения. Родители, детство которых было трудным, нуждаются в комплексной поддержке, чтобы выйти из круга неблагополучия.

Фонд поддерживает семьи комплексно: часто приходят с целым комплексом проблем – жилищные, материальные, психологические трудности. Основная форма работы — это семейные группы поддержки.

Фото из архивов проекта «Южная дача» фонда «Теплый дом»: https://vk.com/album-327201_256483057
Фото из архивов проекта «Южная дача» фонда «Теплый дом»: https://vk.com/album-327201_256483057

Если женщина оставила ребенка в роддоме и не написала отказ, что с ним происходит дальше? Может ли она вернуть ребёнка?

На сайте «Волонтеры в помощь детям-сиротам» вы сможете найти более точную информацию по этому вопросу: www.otkazniki.ru.

Между родителями и детьми существует правовая связь, которая не так просто отчуждается. Даже при отказе от детей в роддоме за родителями все равно сохраняется обязанность содержать несовершеннолетнего ребенка. Фактически отказаться от ребенка после его появления на свет в роддоме невозможно. Но государством разработан специальный алгоритм, в соответствии с которым есть возможность передать права на воспитание или другим лицам (разрешить усыновление), или государству. Но плата алиментов для обеспечения все равно закрепляется за родителем по крови.

Как только главврач заведения получает заявления от родителя об отказе от ребенка, он сообщает о ситуации в органы попечительства и опеки. Они подготавливают требуемую документацию для суда, где произойдет лишение женщины родительских прав. Обычно срок такой процедуры достигает полугода. По сути, это то время, которое дается матери, чтобы еще раз обдумать решение, которое она приняла, возможно, справиться с жизненными проблемами, подтолкнувшими ее к отказу от ребенка. В некоторых случаях этого достаточно для того, чтобы мать передумала и все-таки забрала ребенка домой. Это возможно в течение шести месяцев с момента подачи заявления.

При этом каждая третья мать не заявила в письменной форме о своем отказе от родительских прав и не дала согласия на усыновление рождённого ею ребёнка, что задерживает устройство ребёнка в семью и не позволяет ему пользоваться льготами и гарантиями для детей, оставшихся без попечения родителей.

Сотрудничество женщины с органом опеки поможет ускорить усыновление. Если мать оформит на ребёнка свидетельство о рождении, а затем даст письменное согласие на усыновление, ребёнок сможет обрести новых родителей в скором времени.

После отказа ребенок оказывается в доме малютки или в больнице (в зависимости от состояния здоровья). К сожалению, в России пока только начинаются разговоры о замещающих семьях, но пока такая практика не реализуется.

Особенно важна работа психологов и соцработников в роддомах, которые бы работали с женщинами на месте. Но, к сожалению, пока такие сотрудники есть далеко не везде.

Как говорят «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в 50-60% случаев, когда выезжает их психолог, женщина хочет оставить своего ребенка. Тут мы, конечно, можем перейти к причинам, почему женщины отказываются от ребенка: чаще всего это одинокие матери в кризисной ситуации, у которых непростые материальные условия и отсутствие жилья. Вторая причина, которая толкает на отказ – это стигматизация и отсутствие поддержки родственников. Отец ребенка часто исчезает, или ребенок появился в результате изнасилования. У матери много страхов. Следующая причина в том, что ребенок может родиться с особенностями. И тут не везде наблюдается профессиональное отношение самих работников роддомов. У них недостаточно практики работы с такими мамами и их особенными детьми.

Мамы – выпускницы детских домов, которые обращаются к нам, часто бывают запуганными. Их с детского дома настраивают на то, что они не справятся, и им придется отказаться от своих детей, как отказались от них.

С каким запросом чаще всего обращаются иммигранты в НКО?

Очень часто начинается с понятной материальной проблемы, потребности, которая должна быть удовлетворена в первую очередь – еда, детские вещи. Дальше сценарии очень различаются. Это могут быть и жилищные проблемы, помощь с трудоустройством, регистрацией, детско-родительскими отношениями, отношениями внутри семьи и бытового насилия, а также всего прошлого негативного опыта. Запрос постоянно меняется. Приходит разный состав семей, из разных стран. Запросы меняются и внутри семьи.

Мы в «Теплом доме» создаём безопасное пространство, куда может прийти семья за поддержкой и не столкнуться с осуждением. Просить о помощи очень непросто, для этого нужно иметь храбрость, не бояться довериться. За 13 лет работы мы хорошо поняли, что чувство вины совсем не помогает. Мы пытаемся понять, чем мы можем помочь конкретной семье, и проложить индивидуальный маршрут. Первый этап, конечно, складывается из материальной помощи, но потом, когда семьи понимают, где они оказались, как работает «Теплый дом», то начинается групповая работа. Семьи доверяют другим семьям в такой же ситуации, семьи помогают друг другу. Это здорово работает.

Кризисные центры помогают тем, у кого нет регистрации?

Да, конечно. У нас развязаны руки. Если человек обращается в государственную структуру, то у него должна быть регистрация. Даже получить поддержку от города на проекты, связанные с мигрантами, очень сложно.

Благотворительные фонды менее скованы, но и возможности у нас не столь велики, как у государства. Например, у нас нет кризисного жилья. Мы стараемся развивать горизонтальные связи и работать с какими-то негосударственными кризисными центрами, но такой на город только один. Этого абсолютно недостаточно. Матерей с детьми принимают, а мест, куда могут обратиться оба родителя, вообще нет.

Каток в "Новой Голландии" 10 февраля 2019, фотограф Артем Лешко: https://vk.com/album-327201_261006560
Каток в «Новой Голландии» 10 февраля 2019, фотограф Артем Лешко: https://vk.com/album-327201_261006560

Как мы, общество, можем помочь женщине с ребёнком в тяжёлой жизненной ситуации?

Самое главное – это избегать осуждения и оказывать информационную поддержку, рассказывать о фондах, которые могут помочь. А еще обязательно менять себя и свое окружение!

Как помочь «Теплому дому»:

— присоединиться к флешмобу #еслинебудетфондов

— присоединиться к соцсетям (будут ссылки), рассказать о Фонде в своих соцсетях, рекомендовать Фонд тем, кому нужна помощь

— подписаться на регулярные пожертвования, которые помогут “Тёплому дому” и дальше быть гибкими и помогать. Регулярные пожертвования – это та подушка безопасности, которая помогает сохранять слаженную команду сотрудников, многие из которых работают в фонде уже 13 лет.



X